Новости :: Фотогалерея :: Чат
DM Радио :: SYNTH Радио

 
   
Сообщения без ответов | Активные темы Текущее время: 23 фев Пт, 2018 7:40:32 am 53



Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
 Интервью Дейва Гаана для Wall Street Journal, 14.10.2015 
Автор Сообщение
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 мар Пт, 2003 1:13:09 am 65
Сообщений: 2836
Откуда: Moscow
Ответить с цитатой
Сообщение Интервью Дейва Гаана для Wall Street Journal, 14.10.2015
Интервью Дейва для Wall Street Journal
Источник: http://www.wsj.com/video/depeche-mode-g ... 94619.html

Dave Gahan – интервью для Wall Street Journal
Дата: 14 октября 2015 (интервью записано 23 сентября)
Автор: Lee Hawkins
Перевод: http://vk.com/davegahanforums



— Это твой второй проект с Soulsavers.
— Да.

— Называется он «Angels & Ghosts». Расскажи об этом альбоме и как он был записан.
— Ну… после того как мы закончили записывать предыдущий альбом «The Light The Dead See», мы продолжали сочинять песни. Мы никогда не заканчивали сочинять. Soulsavers — это Рич Мэчин и Иэн Гловер, они команда, они привлекают разных музыкантов для своих проектов. Несколько лет назад Рич пригласил меня поработать над нашим первым совместным проектом. Записать второй альбом казалось естественным. Как я сказал, мы не заканчивали сочинять песни. У нас были идеи, но я вынужден был их придержать, потому что начиналась запись нового альбома Depeche Mode. Так что я сказал Ричу: «Мы вернемся к этому альбому, но сейчас я занят другим». А с альбомами Depeche Mode все растягивается где-то на год, потом мы едем в тур почти на год, и только после этого можно вернуться и продолжить наше сотрудничество, плодом которого и стал альбом «Angels & Ghosts».

— У Soulsavers уникальное звучание. Но тут приходит Дейв Гэхан со своим уникальным стилем, который прекрасно вписывается в эту музыку. И становится сложно найти отличия.
— Да…

— Ведь ты самая суть Depeche Mode! Можно ли изменить голос, чтобы он не звучал точно так же? Как ты отделяешь одно от другого?
— Когда пишешь песню… когда используешь инструменты… и тип музыки… Я имею в виду, что многие песни, даже те, которые пишут Depeche Mode, пропитаны госпелом и блюзом, так что Soulsavers не так уж и далеки от этого. Но мы используем больше гитар, орган, ударные и госпельный вокал. Мартин ЛеНобль играет на басу. Живые инструменты звучат на фоне моего голоса. Когда Рич пишет, он присылает мне много гитарных проигрышей или мелодии на органе, создается много пространства и атмосферы, которую я использую и под которую создаю свои идеи.

— Это мне напоминает 2004 год, когда ты пришел к Depeche Mode и сказал: «Слушайте, я тоже хочу писать. Если мне не дадут писать, я не буду продолжать».
— (Смеется) Да.

— Отсюда мой вопрос: почему это заняло 25 лет, чтобы наконец написать свою первую песню? И как ты теперь себя ощущаешь, сочиняя для Depeche Mode и создавая собственные проекты?
— Это хороший вопрос. Дело не в том, что у меня не было идей или я не хотел развиваться. За годы работы с Мартином Гором, которого я считаю великолепным сочинителем, я привык к своей роли вокалиста. Я ушел записать свой первый альбом «Paper Monsters», а когда вернулся, то понял, что должен открыть дверь, которую даже не закрыл… Я был на полпути. Думаю, для Мартина да и для всех это показалось угрозой. Разве может что-то сильно измениться? Давайте поработаем. Я как артист должен был это сделать. Я не хотел заканчивать с Depeche Mode, я просто хотел немного расправить крылья. Но я хочу, чтобы вы были со мной. Мартин уступил, и теперь, спустя 10-12 лет мы делим с ним одно место, мы стали командой. Мы оба приносим свои песни и работаем над ними вместе.

— Я слышал, что твоя первая песня «Suffer Well» была номинирована на «Грэмми».
— Да, наверное, это помогло… (Неразборчиво — прим. пер.) «Ладно, он справляется…»

— Как ты относишься к онлайн-трансляциям музыки и обмену файлами в интернете? Как это влияет на тебя как на артиста?
— Мы давно наблюдаем за этими изменениями. С Depeche Mode мы продвигали идею того, как должна звучать музыка, много лет назад мы создавали электронную музыку. Тогда многие ее не принимали. Она не вписывалась в норму.

— Миксы, ремиксы…
— Да, все такое. Люди не могли понять, кто играет на басу, где барабанщик? Особенно в Штатах. Мы должны были пройти через это. Я к тому, что технологии с нами. И они все время меняются. Ты можешь либо использовать информацию, либо отгородиться.

— У вас открытый подход ко всему, но тут 2005 год — и можно скачать музыку. Ваши права наверняка нарушались.
— Конечно, по нам это ударило, и до сих пор ударяет. Но сейчас понемногу ситуация меняется. Теперь, как ты сказал, есть онлайн-трансляции. Теперь это новинка. Думаю, индустрия должна измениться. Артистам нужна компенсация за работу. Это же плод твоего творчества. Если ты новичок, иди и подпиши контракт, чтобы быть уверенным, что там будут прописаны все моменты. Потому что в конце концов твою работу должны оплатить.

— Правильно. И это важно слышать от тебя, ведь ты в этой индустрии более 30 лет. Когда я говорю друзьям, что иду на концерт Depeche Mode или беру интервью у Дейва Гэхана, кто-то из них отвечает: «О, они были круты в 80-е!» Они понятия не имеют о том, что вы до сих пор собираете стадионы. Как удалось это сохранить?
— Мы всегда пробирались через черный ход. Наша музыка всегда была за пределами мейнстрима. Нам удавалось это поддерживать. И за последние 30 лет мы сохранили главное — концерты. Наши фанаты знают, что они придут на концерт и уйдут с воспоминаниями. Что они не разочаруются. Думаю, в этом наша главная сила. Не только песни, но и выступления. За последний тур «Delta Machine» мы собрали наибольшее количество зрителей в нашей карьере.

— Сколько тебе лет?
— Уже за 50 — мне 53. Старею.

— И в 50 лет ты снимаешь одежду, потеешь…
— Это безумие. Но здесь (показывает на голову) я чувствую себя не взрослее своей дочери.

— Как ты поддерживаешь форму? В тебе столько энергии, которой не увидишь даже в молодых.
— Это музыка влияет на меня. Я выхожу на сцену и так я себя ощущаю. До сих пор не понимаю, как это получается. Как и Мик Джаггер… (Неразборчиво — прим. пер.) Я знаю, что на следующее утро после концерта он спрашивает себя: «Что я, черт возьми, делаю?» Выступления сохраняют молодость. Музыка прекрасно влияет на дух. Я горжусь тем, сколько энергии я трачу на сцене. Музыка — это не работа, это веселье. Особенно когда нашел свое место, когда ты творишь. Это ни на что не похоже.

— Есть много музыкантов, которые не смогли это сохранить. Вы прошли через испытания: ты увлекался наркотиками, Мартин страдал алкоголизмом, у Энди была депрессия. И вы по-прежнему вместе. Надеюсь, худшее позади. Значит ли это, что вы останетесь вместе навсегда?
— Безумие держит на вместе (смеется). Все творческие люди обладают сверхактивным разумом. Надеюсь, эта энергия уходит теперь только в музыку. Мартин изменился, он не пьет уже много лет. Когда мы собираемся в студии, мы занимаемся только работой. У нас был период вечеринок, но это легко делать в молодости.

— Я знаю, поверь.
— (Смеется) Так что теперь мы только работаем.

— Какие у вас теперь отношения? В творчестве вы независимы. Но когда едете в тур, кто вы друг другу? Друзья, бизнес-партнеры, члены семьи? Ведь вы выросли вместе.
— Мы как семья. Как недоразвитая семья. Иногда мы собираемся вместе за ужином и все прекрасно, а иногда бросаем друг в друга еду. Мы не особо изменились. С возрастом мы стали больше внимания уделять работе, вот что важно. На сцене мы все чувствуем себя одинаково. Мы стараемся выдать лучшее шоу. Нам повезло, что мы еще можем это делать после стольких лет. Как ты сказал, многие группы… где они сейчас?

— Даже с точки зрения бизнеса удержать все это…
— У нас классная команда.

— И так все изменилось. Сначала вы играли в клубах, а теперь… ваш последний тур принес вам 30 миллионов долларов.
— Да… Первые 10 лет нашей карьеры мы не особо много зарабатывали. Мы записывали альбом за альбомом и все было нормально. Но по-настоящему зарабатывать стали лет через 10 после начала. Это много работы.

— И в основном доход с концертов?
— Да, с концертов. В первое время с продажи альбомов. У нас была пара альбомов, которые хорошо продавались в конце 80-х — начале 90-х: «Violator», «SOFAD».

— «Violator» уже 25 лет?
— Да. Много времени прошло.

— Хочу рассказать о фан-клубе Depeche Mode в Нью-Йорке. Каждую неделю они устраивают Депеш-вечеринку, всю ночь крутят Depeche Mode. Я собрал у них вопросы, а также у фанатов по всему миру.
— Во многих странах мира проходят такие вечеринки. Люди собираются и ставят нашу музыку.

— Andy McMinn спрашивает: «Не беспокоит ли Дейва перерыв между турами Depeche Mode? Не хочет ли он больше работать с DM во время этого 3-летнего перерыва между выходом альбомов? Он поэтому выпускает сольные альбомы, а теперь сотрудничает с Soulsavers? Или этот перерыв необходим для отдыха перед новым альбомом?»
— Ответ содержится в вопросе. Когда мы готовимся к записи, мы начинаем сочинять песни задолго до прихода в студию. Потом обсуждаем, какая команда будет с нами работать, какие продюсеры. Это занимает время. Потом едем в тур. Вся эта работа занимает как раз года три. Мы не особо и отдыхаем друг от друга. Просто отходим в сторону, но продолжаем работать. Лично я все время пишу песни. К счастью, в эти промежутки я могу заняться совершенствованием себя как сочинителя. Так что когда я возвращаюсь к DM, я полон новых сил: «Ну что будем делать?» За все время нашей работы мы стремились немного меняться, обдумывали новые идеи. Когда кто-то покидал группу: сначала Винс Кларк, потом Алан Уайлдер, — эти события заставляли нас меняться.

— Nukhet Yavuz: «Поздравляю с новым альбомом. У вашей дочери Стеллы-Роуз прекрасный голос. Не думали ли вы записать с ней альбом? У вас получился бы отличный дуэт».
— Она бы сказала: «Ни за что, папа. Отвали» (смеется). У нее великолепный голос. У нее бы получилось это развить, если бы она захотела. Если она попросит помощи, я с удовольствием помогу. Но ей не требуется помощь. Она сама прекрасно справляется.

— Cecilia Castro из Аргентины спрашивает: «Я люблю Дейва с детства. Мои друзья попадают на каждый DVD с аргентинским флагом с 2001 года. На этом альбоме Дейв размышляет о прошлом? На это наводит название».
— Для меня «ангелы» — это взаимоотношения, моя настоящая жизнь. А «призраки» — это воспоминания, о прошлом и настоящем. Мы носим их с собой. Они единственное, что мы можем забрать с собой из этого мира, когда умрем.

— Jamie MacDonald: «Depeche Mode — по-французски значит „быстрая мода“…»
— Это мое название. Я украл его из журнала (смеется)… Я учился в художественном колледже в 1978 году, на курсе, посвященном моде. Наша группа образовалась в 1979 году и нам нужно было название, потому что мы начинали выступать в клубах Лондона. К нам подошел парень из клуба и сказал: «Хорошо, вы выступите. Может быть. Как вы называетесь?» Он слышал нас на кассете. В то время мы назывались «Composition of Sound». Мы искали другое название. Рядом лежали журналы и я просто прочитал название. И он такой: «Как?» А я: «Да, Depeche Mode». А он: «Как?» Я подумал: «Это же круто…» (смеется).

— Так вот, Джейми интересуется, кто самый модный в вашей группе?
— (Откидывается на стуле в крутой позе.) О, это я.

(Смех.)

— Ну, в такой кожаной куртке, не сомневаюсь. Мне всегда было интересно приходить на стадион, заполненный людьми, которые знают слова всех песен. Как ты думаешь, по радио вас сейчас часто крутят? Или это уже не важно? Потому что без этого не попадешь в чарты. Я этого не понимаю.
— Мы недавно это обсуждали. Молодежь слушает музыку по-другому. Я вижу это по своим детям. В интернете есть трансляции… Мои дети слушают альбомы, это мое влияние. Я всегда любил послушать альбом целиком. Если ты слушаешь песню, загляни в альбом. Моя дочь слушает альбомы Florence And The Machine, Ланы Дель Рей. Она большая поклонница Бейонсе. Я всегда говорю: у артиста больше, чем одна песня, тебе наверняка будет интересно послушать, тебе наверняка понравится. И она слушает. Ситуация с радио другая. Я это не совсем понимаю, если честно.

— Вам это не нужно, но я слышал, что Принц очень переживает по этому поводу...
— Сейчас это уже не так четко, как раньше. Например, кто-то мог слушать песню в Нью-Йорке, но чтобы стать успешным в Нью-Йорке, ты должен приехать и дать концерт, а не транслировать песню на Восточное побережье. У них своя радиостанция. Раньше здесь на Лонг-Айленде была станция, в Лос-Анджелесе — KROQ, который тогда был совсем маленькой станцией. А теперь это синдикат. У них есть плей-листы. Туда сложно попасть. Чтобы тебя услышали, нужно давать концерты.

— Хорошо, Дейв, с нетерпением будем ждать. Спасибо, что пришел.
— Спасибо за приглашение. (Обнимаются)

Dave Gahan — о песне «Personal Jesus» интервью WSJ
— Какой смысл несет в себе песня «Personal Jesus»?
— По-моему, когда Мартин писал эту песню, он использовал строчку из книги про Элвиса, которую он тогда читал. Это сказала его жена: «Элвис был моим личным Иисусом» (смеется).

— Иногда я вижу, что Элвис на тебя влияет.
— Это для меня комплимент. Во мне есть немного рок-н-ролла. Я люблю Джонни Кэша, подобная музыка на меня очень влияет.

_________________
Российское движение фэнов Depeche Mode

http://vk.com/alexeyextra
http://strangel.promodj.ru
https://twitter.com/dmfanru
https://www.facebook.com/shelpov
http://www.youtube.com/user/extrasynth


15 окт Чт, 2015 13:06:13 pm 287
Профиль ICQ WWW
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin.
Русская поддержка phpBB3